April 24th, 2012

Два слова о френде

Если б меня попросили назвать пятёрку крутых прозаиков, я бы назвал

Акунин, Сорокин, Донцова, Быков   своего недавнего френда писателя

Лену Чудинову
[info]elena_chudinovaкоторая вызывает у меня искреннее восхищение своим отношением к писательскому делу и эрудицией, а также жизненной позицией.
"Не могу сказать, что сеять ветер и пожинать бурю – мое любимое занятие. Так уж само получается. Но к недобрым словам – готова."
Это из интервью http://sobesednik.ru/culture/20120424-elena-chudinova-brosaet-vyzov-ustoyavshimsya-mifam

Два слова о Кублановском

Людей собралось даже слишком,
Но не скажу, что полный зал...
А после пили мы винишко -
Сам Кублановский наливал....:))



фото Михаила Фельдмана
Во, первых - передал приветы. На привет от Саши Кабанова - улыбнулся, видимо, вспомнил приятные строчки.
Во-вторых, подписал пародии на себя - Минину - Пожарский-Кублановский.
Я соответственно подписал ему - не знаю сохранит ли - пародии язвительные.
Читал стихи немного - в основном рассказывал про житье-бытье, о Метрополе, Переделкино, об отсутствии необходимости плотно заниматься поэзией - есть другие интересные дела..
На мой вопрос о премии "Поэт" Рейну сказал - хорошо, что дали, может съездит за границу подлечится. А вообще к премиям относится отрицательно.  Интернет не любит, ЖЖ не пользуется. всё ещё пишет на бумаге.
(Кстати, рядом со мной сидела дама, хорошо знающая Рейна, которая заявила, что ни одному слову Рейна нельзя верить...:))))
Из современных поэтов выделил две фамилии - Кабанова и Ватутиной,  хотя в сторону Кабанова погрозил пальчиком.  О ком говорил не очень хорошо - писать не буду.
Мэтр мне показался человеком общительным и контактным. Фамилию мою слышал - видимо, читал пародии и совсем не обижается. Читал Кублановский хорошо, но стихи мне показались холодноватыми,  больше от головы, чем от чувства.
В Израиле Кублановский был впервые. За нашу страну волнуется. Здесь у него множество друзей.
Сопровождала его симпатичная дама, как мне сказали - специалист по антиквариату - уж ей и карты в руки.

-------------------------------------------------------
Из дневников Кублановского:
Моя беда: чрезмерная отполированность поверхности стихотворения. По ней скользишь, и не за что зацепиться. Непрописанность, сыроватость — я потерял эти качества в погоне за (мнимым?) усовершенствованием текста. А потому, чтобы попасть собственно в стиховое течение — под отполированную поверхность, — требуется большая внимательность и большое усилие. Критик (читатель) скользит глазами, и кажется, что все “элементарно, Ватсон”. Ан нет, в стихи мои проникнуть, а тем более проникнуться ими — не так-то просто.
                                                                                                                         23.02.2009