July 23rd, 2012

Ларису Володимерову с ДР

Вы, наверное, не знаете эту поэтессу, живущую ныне в Голландии.
Человека непростой судьбы, да разве у талантливых людей она бывает простая...
Не буду говорить много слов - всё скажут стихи.
И вот вам ссылка.     http://www.russianlife.nl/tom%209-2010%20s1-100.pdf
Читайте...
И моё любимое о Венеции...


* * *
Раз жить нельзя в тебе, - хоть умереть,
Венеция, манок мой семиструнный,
и я - у ног, и голос мой простудный
умолк, чтоб ни о ком не плакать впредь.
А в горле - ком, - о, рваная душа
из лоскутков, о, ровное дыханье
и облачная поступь, - не спеша
проговорить последними стихами.

* * *
Запрыгивая собачонкой
на стол хозяйский, на алтарь,
принесена я в жертву, - черный
и вечный полнится словарь.
Так дожи выступают, - боже,
и ты похож на них, а дождь
один снимает кровь и кожу
и страха преданную дрожь.
Плывет Венеция - кораблик,
и смертью пахнет колизей,
пока оплакивает зяблик
на родине
моих друзей.

* * *
/По мотивам И. Бродского/
Раз в месяц, когда
сядет голос, и ты жалеешь -
ты не в Италии,
где беременность - это свойство,
и отлынивать,
и все такое,
и так далее -
ниже талии,
это одно геройство, -
как же ты не Мадонна?
Но и не Пьета.
Даст бог, раньше
восторжествуете, дожи, -
не дожить
до скончания света,
до кончины ребенка -
о, помоги мне, боже!
Это он -
посмертная моя
инквизиция,
а дожди в Венеции
предвосхищают слезы,
и казнят сеньору
в той же позиции,
что срывают розу.

* * *
Бронзовый крылатый лев,
где меня казнили,
обрывали «львиный зев ».
И шипы саднили
от венка - не на века
свита паутина.
Свита сытая, рука
властная, рутина,
на картине той поры,
на Пьяццетта нежной
обтесали топоры
бедные одежды.
Что накрошат голубям
на ладони талой?
Нет Сегодня у тебя,
и тебя не стало.
Но Вчера мое, Вчера
львиное, голодное
ускользнет из под пера,
вечное, свободное!


* * *
И скажите: Аминь!
Отец аш, царь наш,
ничего не осталось -
вода.
Ведома, -
здесь ты в каждом окне,
а во мне - усталость,
и всё дальше от дома.
До Венеции плыть,
а там - на север,
где ищейки не ведают
щебет райский
этих кущ;
где думают об отсеве
и утряске.
Из болота в болото
вернулся город,
с невской пеной у рта,
как рыданье сына, -
отощал, осыпался,
вшив и порот,
обречен, израненный -
стыло, сыро.
Я спою тебе,
как большая птица,
Новый год у нас,
у тебя - поминки,
этот общий бог -
он сидит и злится,
он пустил тебя
и меня
по миру.

------------------------------------------
Счастья и здоровья тебе, Лариса!!