June 20th, 2021

Евгений

ГЛОРИЯ

   Однажды, когда у меня образовалось в несколько дней «окошко» в школе – совпали праздники и выходные, я шутливо намекнул жене, что на эти несколько дней можно даже слетать в Венецию. Ну, моей жене только намекни. Через несколько часов были куплены билеты, заказана гостиница в пригороде Венеции, и на следующий день мы полетели через Прагу в город моей мечты.
Расположились в городке Местре, в уютной двухэтажной гостиничке «Триест». Она находилась напротив вокзала, так что оттуда любой электричкой за два евро в сторону Венеции в течении пяти минут мы оказывались на Венецианском железнодорожном вокзале. Совершенно случайно поездка пришлась на день рождения одного из моих любимых поэтов – Иосифа Бродского. Поэтому первое, что мы сделали, это поплыли на вапоретто на Сан Микеле – кладбище-остров, где похоронен поэт. Несколько дней промчались неописуемо быстро. Мы гуляли по городу, словно пили ароматное вино, наслаждаясь и восхищаясь.
   И вот он последний день – расставание с волшебным городом-легендой. Мы идём в сторону центра, площади Святого Марка. Марк Цукерберг, владелец фейсбука, к этому святому не имеет никакого отношения. Идём с целью доморощенных туристов – купить себе и друзьям сувениров на память.

– Ты знаешь, – сказал я жене,  шагая по запутанным улочкам Венеции, – итальянцы как нация вырождаются. Если мужики – жгучие брюнеты, то женщины – ты только посмотри – шатенки, русые и, о ужас, даже симпатичные блондинки...
     – А что – в итальянской семье не могут рождаться альбиносы? – не оценила моё любопытство жена
–   Могут – печально съязвил я, – если итальянская семья – шведская.    
– Боже мой, – вздохнула жена, – что ты на женщин смотришь – смотри на мужчин, учись модно одеваться и выглядеть, как денди.
Я обиженно замолчал. За разглядывание мужчин даже в Италии можно схлопотать по физиономии. И вообще – ехать в Венецию, чтобы разглядывать мужиков? Брррр…
Вышли на Сан-Марко. Я продолжал ворчать, что продавщицы в киосках, в которые мы заходили, похожи на кого угодно, только не на итальянок.  Ничего не купили.
     Уже теряя надежду, заглядываем в последний киоск. Непохожесть на итальянку продавщицы – юной белобрысой голубоглазой сеньоры, совсем рассмешила меня.

– Ты посмотри на неё, – обратил внимание жены – разве это итальянка??
– Смотри сам, – огрызнулась жена, – это по твоей части рассматривать красивых женщин. Небось, и зрение из-за этого потерял.
– А что вам здесь не нравится? – на чистом русском поинтересовалась продавщица, вводя меня в ступор.
– Мало того, что она непохожа на итальянку, она ещё и говорит по-русски, – ошарашено обратился я к жене и повернулся к продавщице:
– А откуда вы?
– Я из-под Минска!
– Мало того, что она не похожа на итальянку, говорит по-русски, она ещё и наша землячка, –сообщил жене потрясшие меня факты и снова поинтересовался:
– А как вас зовут, милое дитя?
– Меня зовут Глория!
Мне кажется, что я брежу. Всё-таки тяжело переносить лавину впечатлений в конце путешествия, когда кажется, что в голове нет места для новых впечатлений.
– Мало того, что она не похожа на итальянку, говорит по-русски, также наша землячка, так её и зовут Глория – сообщил всю информацию жене,  которая уже не обращала внимания на моё общение с очаровательной сеньоритой.
Как было не купить у обаятельной продавщицы хоть чего-нибудь?  Так и был куплен у Глории  венецианский колокольчик, который был назван Глорией, и с которого началась моя коллекция колокольчиков. Ну и незаметно от жены взял её электронный адрес – мало ли что…
       Изредка переписываясь, я узнал историю появлении на свет Глории. В смысле, как девушка из Белоруссии превратилась в Глорию. Её отца, офицера, служба бросала по всему огромному Союзу. Он служил в Берлине, в Туркмении и на монгольской границе. Там, в небольшом городке  Сретенске, он влюбился, женился, и в молодой семье  родилась девочка.  И назвали её…. нет, не Глория. Её назвали в честь бабушки отца – Галей.

Выйдя в отставку, отец нашей героини обосновался в Минске. Галя начала учиться в Минском университете на факультете иностранных языков. На уроках испанского языка выяснилась конфузная вещь (о простите меня все Галины в мире): оказалось, что имя «Галина» с испанского «gallina» переводится как «курица». Не мне говорить, как наша героиня стала стесняться своего имени. Да и какой девушке приятно, когда её зовут курицей.  И тогда Галя решила в  своё двадцатилетие поменять имя, а, возможно, и судьбу. И выбрав имя Глория, что в переводе означало «Слава», она взялась за титаническую работу. Между Минском и Сретенском более семи тысяч километров. Надо было менять все документы, объяснять причину изменения имени  чиновникам, чтобы внести изменения в свидетельство о рождении и прочие документы. Желание изменить имя было настолько сильным, что она преодолела все чиновничьи препоны.
Глория поняла, что имя человека связано с его судьбой прочными невидимыми нитями и верила, что изменив имя, она изменит и судьбу. Неудивительно, что так оно и произошло. А съездив туристкой в Венецию, Глория поняла, что нашла город, в котором хотела бы жить. Окончив Минский университет, Глория стала искать возможность продолжить обучение в Венеции. И нашла!  Был набор на совершенствование в Венецианский институт  Ка Фоскари, и о чудо, прошла конкурс и её приняли!
А потом потекла обычная жизнь. Вышла замуж за итальянца. Когда же  родилась дочь – коренная венецианка, то девчушка получила имя, которое может украсить любую женщину – Ева. Да и саму Глорию теперь с полным основанием можно называть венецианкой. Она – один из лучших гидов в Венеции. Желающим полюбоваться красотами Венеции Санта Лючии, обращайтесь ко мне, я вам дам координаты героини этого рассказа.

P.S. В еврейской традиции есть такое, когда меняют имя, чтобы изменить судьбу. Оказывается, и в других традициях это тоже действует. А жена, прочитав рассказ, обратила внимание, что у нас тоже итальянские имена. Хотя мы были названы в честь бабушек и дедушек, но щеголять еврейскими именами в пятидесятые годы как-то не было принято. Как-то в очереди во время карантина надо было записываться по именам, поскольку в магазин пускали ограниченное количество людей. Стояли все вместе – репатрианты из России, арабы, израильтяне.
  
Запишите нас! – крикнул я девушке с тетрадкой. – Евгений и Стелла!
Очередь на мгновение затихла, а потом женщина на исто русском языке выдохнула:

    Это ж надо – как красиво!   



Глория