July 9th, 2021

ЖУРАФИК

Дэн спешил домой в приподнятом настроении – совет директоров утвердил его новый проект. Предстояла интересная работа, а в итоге и повышение зарплаты. Уже подходя к дому, он почувствовал сильный голод – заседание длилось долго, и он защищал свои идеи, как птица защищает птенцов.
Дома Дэн торопливо скинул пальто, достал из холодильника суп, подогрел в микроволновке и принялся за обед, переходящий в ужин. Но, зачерпнув ложку супа и собираясь отправить её в рот, вдруг увидел записку, на которой крупными буквами было выведено: «Хватит!!!!» И четыре восклицательных знака – автоматически подсчитал Дэн. Он был нумерологом и терпеть не мог чётные числа – обычно они предвещали неприятности.
От потрясения даже голод исчез.
– Как? Ушла?! Бросила?!! – застучала в висках ужасная догадка.
Ну да, вчера они с женой повздорили. Она подсела на передачу «Идеальный ремонт», и после каждого эфира в ее глазах читалось хищное желание изменить дизайн квартиры. Жена потом ходила по комнатам и всё прикидывала, что выкинуть и что купить.
Дэну было безразлично, какая мебель и какой дизайн вокруг. Главное, чтобы удобно. Да и денег на реконструкцию было жалко. Сын купил квартиру, влез в ипотеку – требовалось помочь парню. Тем более что у него ожидается пополнение. И дочка живёт со свекровью – разве это жизнь?
Дэн вспомнил свою собственную жизнь в одной квартире с тестём и тёщей – и от ужаса мурашки дружной стайкой пробежали по спине. Вообще, что человеку надо? Любимая жена и любимая работа. А дети – это как тот бизнес, когда вкладываешь всё, а доходов никаких. Выросли, разбежались. У них – своя жизнь, у нас – своя…
Может быть, жена обиделась на противодействие её планам сотворить идеальный ремонт в отдельно взятой собственный квартире?
А вообще-то – куда она могла уйти? Мысль о любовнике он отогнал сразу – не та она была женщина, чтобы любить на два фронта. Близких подруг тоже вроде не имела. Ну, конечно, таких, чтобы поболтать и обменятся новым рецептом, – этих навалом, но подруги-друга – такой он не знал.
А может, она сидит сейчас в парке возле дома и плачет от обиды?
Дэн накинул куртку и вышел на улицу.
В вечернем воздухе уже ощущалась осень. Было прохладно. Нежаркое солнце, как опытный пловец, готовилось нырнуть в неподвижную волну горизонта. Обойдя парк и, не отыскав жену, Дэн грустно побрел домой. У скамейки, неподалёку от входа в подъезд, валялась мягкая игрушка. Дэн прошёл мимо неё, но потом почему-то вернулся и поднял. Это был вроде бы жираф, но с крыльями.
– Ну и делают же нынче игрушки-ужастики для детей! Может, потому они такими бездушными и вырастают, что общаются с монстрами детской промышленности? Какая-то помесь жирафа с журавликом…
– Пусть будет Жирафик, – назвал Дэн непонятное изделие.
Он посадил брошенную игрушку на скамейку, сел напротив и задумался о прожитой жизни, чем, кстати, частенько занимаются мужчины среднего возраста, копаясь в своём эго и своих тайнах.
– Ну что, Журафик, бросили нас? – произнёс он с горькой усмешкой.
Журафик молчал. Да и что он мог сказать? У игрушек наших детей судьба нередко покруче человеческой. Это мы все знаем. Журафик молчал, и Дэн продолжил размышлять о жене:
– Куда она пошла и где теперь бродит? Подумаешь, не согласился с ней! Хотя, может быть, она и права? А, Журафик? У меня – всё работа и работа, проекты и авралы. Новых хоромов купить не можем, а ей хочется перемен. И если невозможно кардинально изменить жизнь, то хотя бы мебель для разнообразия сменить стоит. Чего я, дурак, спорил?..
Дэн огляделся. Парк возле дома в последнее время преобразился. Появилась красивая детская площадка, круглая клумба и скамейки для пенсионеров.
А он, объятый своими идеями, бежал домой, не замечая ничего вокруг! Даже обедая, мысленно анализировал рабочий проект. А сама жизнь, нормальная, человеческая жизнь, текла параллельно, не пересекаясь с его – той, погружённой в программирование и, словно спрут, охватившей своими щупальцами все его мысли и чувства. Вот так любимая работа может превратиться в золотую клетку, из которой, кроме экрана монитора, ничего не видишь…
Заныло сердце. Вот ведь, жил, работал. И что в итоге? И – ничего… Видимо, жена почувствовала это разочарование первая.
Дэн поднял взгляд на окна своей квартиры и вдруг увидел зажженный свет. Сердце ухнуло куда-то в бездну.
Неужели?!!
Он сорвался со скамейки и, бегом преодолев два лестничных марша, влетел в квартиру.
Жена что-то делала на кухне.
– Почему ты налил и не ел суп? Почему кастрюлю не поставил с холодильник? – встретила она Дэна бытовыми вопросами.
– Ты… вернулась? – неуверенно произнес тот, словно не слыша вопросов жены. – Ты – вернулась?!!
– Не поняла. Почему я не должна была вернуться? Я же тебе написала…
– Да, ты написала «хватит!!!!» Четыре
восклицательных знака! Это словно крик. Как я должен был это понять?
– Милый мой, у тебя от работы гигабайты в мозгу скисли, – женщина, смеясь, протянула мужу записку. – Тут написано: «Ушла в мебельный. Кажется, денег хватит!!!!» «Хватит» не поместилось на листочке, пришлось перенести на обратную сторону. Я посмотрела, у нас на счету скопилась достаточная сумма, чтобы сделать в квартире «идеальный ремонт». Надеюсь, ты не против?
– Да, ты права, – пробормотал, теребя записку, Дэн. Как это он не догадался перевернуть лист бумаги? – Думаю, давно пора навести в квартире порядок.
Он вздохнул и медленно опустился на стул.
– Всё вокруг обновляется, а мы живём в одном и том же микрокосме уже второй десяток…
Жена странно посмотрела на Дэна и встала позади, положив ему руки на плечи. Было слышно, как на стене тикают часы, подаренные на свадьбу.
Вдруг Дэн подскочил – он вспомнил брошенного на скамейке Журафика!
– Извини, – кивнул он жене, – я на минутку. Надо сказать пару слов «приятелю».
Опять – бегом два лестничных пролёта, в обратном направлении. Он решил, что заберёт Журафика к себе, но того на скамейке не оказалось.
Сумерки плавно впитывались в уже прохладный воздух. В конце аллеи виднелся силуэт женщины с девочкой, которая что-то держала в руке.
– Наверное, это Журафик, – облегчённо подумал Дэн. – Пусть и у него всё будет в порядке.