Евгений Минин (evgeny_minin) wrote,
Евгений Минин
evgeny_minin

Categories:

КАМЕНЬ В ПОСЫЛКЕ

   Для меня всегда утро начинается чтением новостей. У нас маленькая страна, но новостей хватило бы на парочку больших государств. Вроде всё обычно: террористы пытаются что-то сделать, армия борется, генералы  смотрят на шарики со взрывчаткой, запускаемыми с территории Газы, летящие в сторону израильских городов и не предпринимая никаких мер, как мне кажется, напевают песенку Окуджавы про голубой шарик, улетевший от девочки. Но одна заметка заставила меня улыбнуться необычному случаю. Кстати, вот она, копирую дословно: 

              
   Новозеландец с извинениями вернул камень с Масады, взятый на память 35 лет назад.
   Во вторник, 26 февраля, в адрес национального археологического парка Масада поступила посылка из Новой Зеландии, в которой находился взятый из древней крепости камень и письмо с извинениями. Автор письма сообщал, что 35 лет назад он, будучи молодым и глупым, взял булыжник с Масады с собой в качестве сувенира, и что теперь хочет вернуть его на место.
Посылка с булыжником, взятым, судя по всему, из ритуального бассейна в легендарной крепости, шла из Новой Зеландии в Израиль в течение трёх лет, сообщает корреспондент радиостанции «Кан Бет».                                                          
                                                                                                                                      http://newsru.co.il/israel/26feb2019/kamen313.html


    – Забавная история, – подумал я.  – С чего бы он решил отправлять камень так деликатно, а не выбросить на улице. А может быть – ненормальный. Чего только не происходит на свете! В общем, прочитал и забыл. Эка невидаль.
Телефонный звонок застал меня за мытьём посуды. Позвонил, что бывает очень редко, мой друг и публикатор, ведущий сайта «Исрагео» в фейсбуке, Владимир Плетинский:
– Евгений, вы читали заметку о похищенном и возвращённом камне через тридцать пять лет  на новостном портале «NewsRu»?
– Конечно, интересная история! И непонятная.
– А не интригует вас причина, по которой похититель вернул камень?
– Ещё как интригует! Вот узнать бы!
– А если бы вам слетать в гости к этому человеку? Адресок скину, только вы его нигде не афишируйте. Прямого рейса в Окленд нет, но можно лететь через Гонконг. У вас там, кажется, сын живёт? Отдохните денёк у него, переведите дух и летите дальше. Билет  купите в «Дака тешим» (Девяностая минута), где продают «горящие билеты» – сэкономите пару сотен долларов.
Поговорите с этим человеком, судя по фамилии Н-ский – он эмигрант из Польши, так что, полагаю, общий язык найдёте. Ну как?

– Лечу, – не думая, согласился я. – И интригу выясню, и заодно посмотрю страну хоббитов и другой толкиенской нечистой силы.
Попросил сына заказать билет, что он сделал чрезвычайно оперативно. В компании «Hainan Airlines» на мой полёт были сумасшедшие скидки ‒ в районе тысячи баксов. Вероятно, в это время желающих лететь в такую даль не было. 
В самолёте летели несколько китайских групп, полагаю, строители, работающие на стройках Израиля. Видимо, отработали смену и летели домой. Много групп туристов летели в Гонконг, которые оживленно предвкушали блаженство от будущего знакомства с новой страной. Постарался уснуть, хотя что-что, а это в самолёте мне не всегда удаётся. По прилёте на выходе меня уже ждал младший сын, который отвёз в свою квартиру на 64-этаже. Глянул в окно и подумалось, что самолёт точно летел ниже. Нет, всё-таки человеку надо жить на земле, утром выйти на воздух, вдохнуть запах цветка, погладить кошку, улыбнуться солнышку над головой. Нет, хорошо, что у меня квартира на первом этаже с маленьким двориком. Но не успел всех обнять, наиграться с внуком, как снова посадка, снова  самолёт, снова в путь.
Сын составил мне маршрут, как добраться до пригорода достаточно крупного города К., где жил наш герой, с максимальной экономией финансов и времени. На удивление привычно не заплутал, пересаживаясь с автобуса на автобус. Доехал достаточно быстро до дома Вацлава (имя я заменил).
Позвонил в дверь.
Открыл мужчина лет шестидесяти. Лысоватый. Удивлённо посмотрел на меня. Я представился –
сказал, что из Иерусалима, журналист, репатриант из России. Вацлав сделал круглые удивлённые глаза и сказал с польским акцентом:
– Заходьте. Чего вы хотите?
Я сразу понял, что найдём общий язык. Вытащил сувениры, бутылку портвейна, которую купил в дьюти фри. Хозяин повеселел:
– Агнешка! У нас гости. Сделай что-то закусить! – крикнул хозяин и, обернувшись ко мне, спросил: Так что именно привело вас ко мне в такую даль?
Я рассказал. Вацлав выслушал и нахмурился:
– Этот чёртов камень поломал всю мою жизнь.
Он откупорил бутылку, налил половину одноразового стаканчика себе и мне. Мы выпили, закусили огуречиком – традиции соблюдаются даже в Новой Зеландии, и Вацлав начал рассказывать:
– Решил перед свадьбой съездить в вашу страну. Собралась молодёжная группа, и мы полетели.
Было всё отлично – классное пиво, симпатичные девушки, тёплое море – всё радовало глаз и душу. За день до отъезда повезли нас на Мёртвое море и в эту крепость – Масаду. Было потрясающе. Никогда не знал, что евреи такие воины. С детства родители внушали, что евреи только в корчме сидят и водкой спаивают поляков. Место изумительное, красивый вид на море. И вдруг порывом ветра у меня сдуло кепку в какую-то каменную яму, выложенную булыжниками. Поднял кепку, а под ней там на дне каменюжка симпатичная – вот, думаю, возьму на память. Я всегда из поездок привозил всякие артефакты стран, где удалось побывать. Приехал домой, положил камень с прочими сувенирами и забыл.
Через полгода женился, потом сын родился. Всё вроде складывалось нормально. А потом началось…
     Закрылась автомастерская, где я работал.

Стал безработным.
Через год ушла к родителям  жена с маленьким сыном – не захотела жить со мной в нищете. А потом нашла себе другого мужа.
Полетел к родственникам в Австралию Приятель попросил передать посылку  якобы родителям, а там была наркота. 10 лет отсидел ни за что, ни про что.
Вернулся, когда родители умерли. Как-то напился, пошёл разбил харю приятелю за посланную им наркоту – и отсидел ещё пять лет в родной тюрьме.
Да что рассказывать. Была не жизнь, а сплошной экшн. Страшно рассказывать, да и не хочется.
   Мы налили  ещё по полстаканчика, закусили и Вацлав продолжил:

– Где-то четыре года назад иду домой и вижу, как трое арабов пристают к еврею. В шляпе, с пейсами – таких я в Израиле видел. Как это у вас говорят – интифаду старику делают.
– А что, и у вас арабы права качают? ‒ удивился я. ‒ До  Новой Зеландии добрались? Ничего себе!
– Ещё как, настырные! В нашей польской части пригорода хотят мечеть соорудить. Мы собрались и предупредили – только после того, как построим костел. Нам разрешения не дают, а как им ‒ так сразу. Ты даже не знаешь уже сколько мечетей у нас понастроили. И стараются всё подмять под себя. Когда-нибудь нарвутся на неприятности. Многие недовольны их настырностью. Австралия не даёт им такой свободы, а наше правительство! ‒ и собеседник сердито взмахнул рукой.
‒ Так вот, ‒ продолжил Вацлав, ‒ вижу, этот еврей чувствует неважно. Завёл в дом, дал стакан воды. Он посидел, оклемался, а потом и говорит:
‒ А чего у тебя так запущено – ни женщины, ни детей? Что-то у тебя не так??
‒ Ну я рассказал о своей, будь она неладна, жизни.
А этот, видимо раввин, спрашивает:
‒ А есть в твоём доме что-то не твоё, что взял без спроса?
‒ Как, ‒ отвечаю, всё моё, сам гляжу ‒ у зеркала со всеми безделушками лежит камень из Масады.  Вот, говорю, камень привёз в качестве сувенира. А он как узнал – откуда этот камешек – у него аж пейсы поднялись кверху. И ногами затопал. Велел немедленно отослать посылкой в Израиль, сказал куда и сто долларов дал на это дело. Я взял камень, упаковал, еврея проводил и бегом на почту, чтобы успеть до закрытия. Отослал, а сам думаю ‒ какое отношение имеет камень к моей жизни.
Маразм какой-то. А через неделю иду с подработки ‒ смотрю ‒ автомастерскую открыли. Захожу, спрашиваю: «Механики нужны?» и что ты думаешь ‒ взяли сходу, заплату приличную дали. Поменял обстановку дома, приоделся, авто купил. Через три месяца приходит Агнешка и говорит:

‒ Осталась одна. Давай жить опять вместе. Всё-таки у нас сын общий. А у него дети – мальчик и девочка – твои же внуки.
Подумал и согласился. Женщин иногда слушать надо ‒ порой дело говорят. Теперь живём душа в душу. С внуками по выходным вожусь, гуляем вместе. Всё стало о`кей! Видно правду сказал тот еврей – всё дело в камне было. Вот скажи – что это у вас за место такое, что какой-то камень может испоганить жизнь человеку?
‒ Ну не какой-то. Со святого места взял – вот Всевышний наказал. Главное, всё позади. Может, боженька тебе компенсирует и проживешь на тридцать лет больше, чем предназначено.
Прикончили мы бутылку с Вацлавом, погуляли по городку а утром он отвёз меня в аэропорт. Самолёт прилетел в Гонконг, а через четыре часа рейс на Израиль. К сыну уже не успевал  по любому. В дьюти фри  купил пару бутылок любимого мной портвейна, в самолёте попросил стаканчик вина и уснул праведным сном человека, выполнившего сложное задание.
Придя в себя после перелёта, сел за рассказ. Окончив его, я вдруг увидел на столе каменные кубики древней мозаики, привезённые с последней экскурсии. В голове зашевелились нехорошие мысли:
‒ Чёрт его знает – какая история у этих мозаичных камешек.
Сел в машину. Место, где проходила экскурсия, запомнил хорошо. Оно было недалеко, в пригороде Иерусалима. За полчаса добрался, бережно положил камешки возле их собратьев и помчался домой. На следующий день засел изучать историю Масады и окружающих её мест. 

Среди Иудейских гор находится райский уголок Эйн Геди. В древние времена там росли кусты афарсемона, из которого изготавливались благовония и бальзам, что приносило огромный доход Ироду, владеющего этим необыкновенным клочком земли. Увы, это растение не дожило до наших дней, а то бы нам и залежи нефти не нужны были. Так что незачем обижаться на Моше, что он не туда вёл народ. Туда куда надо вёл. Просто древние евреи оказались шлимазлами и не занесли этот уникальный плод в древнюю Красную книгу.  Нынче афарсемоном называют хурму, но это к древнему кустарнику не имеет никакого отношения. Где-то хранится изображение ветки этого куста, вырубленное в камне – и это единственное изображение афарсемона.
Так вот, во время бурной ночи с Клеопатрой, Антоний обещал любимой любой подарок, который та возжелает. А Клеопатра, не будь дурой, давно положила глаз на рощи Эйн Геди, дающие огромную прибыль. Владеть плантациями афарсемона, где вырабатывается косметика для всей Европы – такое и Шанель не снилось!  Поэтому она устроила такую сексуальную бурную ночь Антонию, что он был готов отдать любимой всю империю. А что ещё ему оставалось делать? 
Но, о Боги, на радость Антонию,  Клеопатра попросила у любовника какой-то кусочек земли, который в разы был меньше Кемской  волости, которую вымогали у Ивана Грозного иностранцы.
– Да бери, родная, эту ложбину, – пробормотал, уже засыпая, ублажённый цезарь. – У меня в империи таких ложбин куры не клюют!
Ирод был в ужасе –  отнимали самый драгоценный камень из короны его царства. Но против императора Римской империи не попрёшь, тем более у израильского правителя были с Антонием достаточно хорошие отношения. И хотя Ирод не был иудеем, а идумеянином, но тем не менее придумал хитроумный выход из этой ситуации – он арендовал у Клеопатры лакомый кусок земли. Между ними состоялся приблизительно такой разговор:
– Госпожа царица. Вы не знаете наших евреев. Поверьте мне, идумеянину. Эти евреи у меня здесь! (На какое место указал Ирод Иосиф Флавий не написал, но можно догадаться). У них каждый первый и третий день ‒ революция, второй и четвёртый – забастовка. Остальное время праздники. Вам надо забивать свою прекрасную головку этими проблемами, не спать ночами из-за этого сельского хозяйства? Так и быть, только ради вас, о наипрекраснейшая, иду на эту жертву. Я у вас арендую это беспокойное хозяйство, а вы получите процент с прибыли. Типа, чистый бизнес и никакого обмана.
Выслушав речь Ирода, Клеопатра, подумав, согласилась. Да у неё и времени на это не было – массажи, маникюры, целебные ванны и прочие женские забавы – это ж в те времена очаровать любовника, а тем более императора – делом было непростым, хотя и прибыльным.
Даже после выплаты аренды царице у Ирода, который научился у евреев делать бизнес, оставалась достаточно большая сумма дохода.
Но прошло время.
Умерли герои этой истории – Антоний, Клеопатра, Ирод. В Эйн Геди стали хозяйничать римляне. Над тайной изготовления благовоний и бальзама висело проклятье – выдавшего секрет изготовления ждёт смерть. Сикарий Эльазар, который долгое время работал на плантациях Эйн  Геди и поэтому прекрасно знавший географию места, руководил  отрядом, совершавшим набеги на плантации и разрушавшим их, выкорчёвывая кусты афарсемона, чем выводили из себя римлян. Собственно, одной из причин, побудившей разобраться с обитателями Масады и послужили эти нападения на плантации с убийством римских легионеров.
Ходит легенда, что этот самый сикарий Эльазар, когда-то принимавший участие в изготовлении пряностей и мазей из афарсемона, узнал секрет технологии и попытался продать его за кругленькую сумму. В будущем хитрый сикарий на предполагаемый доход от продажи секрета хотел открыть небольшую лавку в Иерусалиме. Оказывается, и в те далёкие времена процветал промышленный шпионаж. Встреча с покупателем должна была произойти во время праздничного омовения. Доподлинно неизвестно, чем завершились переговоры по продаже, но несчастного Эльазара нашли утром с кинжалом в спине на дне пустого ритуального бассейна.
Видимо, проклятие этой тайны и кровь предателя впитали в себя камни, на которых обнаружили тело. Надо сказать, сикарии и с со своими тоже не церемонились, если был повод всадить кинжал.
 

Вот какой камешек попал в руки новозеландца. А ещё сколько тайн хранит святая земля.

P.S.

И вот рассказ готов перед последней правкой  решил глянуть новости – и не поверил глазам.
Неужели от общения с камнем у Вацлава появился дар пророчества – это же он мне сказал, что арабы, живущие в Новой Зеландии нарвутся на неприятности. И вот произошло ужасное убийство. Но хотя в расстреле участвовал австралиец, всё равно, полагаю, виноватыми окажутся евреи.
Потому что в таком месте живём.


Устроивший мегатеракт в новозеландском Крайстчерче снимал свой «подвиг» на видео

 
Террорист открыл огонь по прихожанам двух мечетей  в новозеландском Крайстчерче. Жертвами нападения стали около пятидесяти человек.
Управление здравоохранения региона Кентербери в Новой Зеландии передает, что в городской больнице находятся 48 человек с огнестрельными ранениями, пострадавших в ходе нападения на мечети. Австралиец Брентон Таррант не только расстреливал людей, но и в течение 17 минут вел онлайн-трансляцию нападения. Те, кто успел посмотреть видео, отмечают, что все выглядело так, будто перед вами компьютерная игра. На самом же деле террорист убивал вполне конкретных людей и кровь лилась отнюдь не виртуальная.
Австралийские СМИ сообщили, что контртеррористическая полиция проводит оперативные мероприятия в районе Кофс-Харбор в Новом Южном Уэльсе.
На переднем сиденье и в кузове его автомобиля бежевого цвета было много оружия и патронов, а также канистры с бензином. Стрелок, который снимал происходящее на нашлемную камеру, зашел в здание мечети через главный вход и открыл огонь. Он находился внутри три минуты, после чего вернулся к своему автомобилю за патронами, а затем снова вошел в мечеть и повторно открыл огонь. Это 17-минутное видео заканчивается тем, что стрелок уезжает с места преступления на большой скорости. Вскоре после теракта, произошедшего в мечетях по подозрению в причастности к его совершению были задержаны четыре человека (три мужчины и женщина), в автомобилях которых были найдены самодельные взрывные устройства.
  Полиция сообщила, что не ищет других подозреваемых. Это означает, что среди этих задержанных был и Брентон Таррант. Ранее премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн назвала нападение терактом.
                                                                                                                                
http://www.isrageo.com/2019/03/15/tarrant/

P.P.S.
В завершении этой истории хочется напомнить о поджоге мечети аль-Акса в Иерусалиме 21 августа в 1969 году также австралийцем Майклом Деннисом Рохэном, который был признан психически больным человеком. В 1974 году его «по гуманитарным причинам» депортировали в Австралию, где впоследствии Майкл умер в психиатрической клинике. Некоторые источники связывают поступок Рохэна с «иерусалимским синдромом». А вот почему австралийцы проявляют подобную прыть в борьбе с исламизмом – это уже совсем другая история.
Tags: Проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments