Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

БУДИЛЬНИК

А признайтесь – кто в детстве не разбирал  будильник? Ведь так хотелось узнать, где находится его механическое сердце, стучащее: тик-так, тик-так.  А когда оно, это сердце,  замирало, будильник заводили ключом и он оживал. «Вот бы людей так», – думал я, будучи чересчур любопытным мальчуганом.
Конечно же, наступил момент, когда жажда познания перевесила возможность наказания. Когда никого не было дома, я взял папину отвёрточку, отвинтил заднюю крышку будильника и минут пять любовался, как слаженно работают эти шестерёночки, как они с каждым тик-таком двигают время вперёд на одну секунду. Вынимая зубчатые колёсики, я добрался до пружинки и, поняв принцип работы механизма, собрал всё обратно, правда, оставив для себя одно колёсико, полагая, что будильник может обойтись и без него. Игрушек у меня было не густо, и шестерёночка выполняла функцию юлы.
     Утром папа проспал. Убежал на работу, как на пожар, а вернувшись с работы, он снял крышку будильника и заглянул вовнутрь.
   – Женя, – поинтересовался он, – ты разбирал будильник?
   – Да, папа, – я вынужден был признаться, – хотел посмотреть, как он работает.
   – Посмотрел?
   – Да.
   – Понял, как он работает?
   – Да.
   – А скажи, когда ты собирал, никаких деталюшек не осталось?
   – Вот, – я показал папе сэкономленную запчасть, – думал, что этих колёсиков там много, может, без  этого обойдутся.
    – Нет, укоризненно   ответил отец, – в часах ничего нет лишнего. У каждой детали своя работа.
Из-за этого колёсика я сегодня проспал, – папа взял колёсико, поставил на место и завёл будильник.

Меня он не ругал. Думаю, что папа, когда был в моём возрасте, тоже кое-что развинчивал в своём детстве, и поэтому  понял моё любопытство.
     Да, отчего же я вспомнил этот случай. Просто поймал себя на мысли, что читая некоторые стихи, я стараюсь докопаться до той самой, подобно в часах,  пружинки, которая вдыхает жизнь в стихотворение и заставляет работать слова точно также, как шестерёночки в старом папином будильнике.

НЕМНОГО ШЕКСПИРА

НЕМНОГО ШЕКСПИРА

   Боже мой, если бы Шекспир  жил в наше время, он обязательно переписал бы драму «Ромео и Джульетта». Финал драмы выглядел бы так: в ней оба главных героя из группы риска. В очереди на прививку Ромео ранен на дуэли с Капулетти.  Джульетта отвозит на карете скорой помощи любимого в обычную лечебницу, не зная, что сама больна ковидом. А на следующий день её привозят в лазарет, где лежат тяжелобольные вирусом веронцы. Сюда же привозят нечаянно заражённого любимой, уже неизлечимого Ромео. Волей случая, они лежат на соседних койках, не зная об этом, и умирают через неделю один за другим.
     У койки появляется в белой сутане брат ̶Л̶о̶р̶е̶н̶ц̶о̶ Минздравцо и произносит:



      Я буду кратким. Делайте прививки!
      Пока вакцину колют всем бесплатно.
     Ужасна нынче участь непривитых.
     А герцогу Веронскому – Ура!!
Евгений

ИЗЯ КИЛЛЕР

Все знают выражение  Антона Павловича: В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа и мысли. Мне так хочется добавить: и фамилия. Всё-таки красивая фамилия влияет на modus vivendi человека. Ведь выдумал же Достоевский фамилию Родиону, убившему старушку, Раскольников, а не скажем, Тихонов или Добролюбов. Конечно, бывают исключения  из правил, но вот вам история, финала которой даже я, любитель фантастики, не смог предвидеть… 

Через пять лет, после того, как я репатриировался в Израиль, всё-таки решился навестить город, откуда уехал, и который уже находился в стране с другим названием, поскольку колосс под названием СССР развалился на отдельные буковки.
Так вот. Иду из гостей по тротуару, а на противоположней стороне улицы с импозантным видом и целлофановым мешком бредет Изя Киллер. Коллега, с которым долгое время работал на часовом заводе. У Изи, работавшим моим помощником, была нехарактерная еврейская черта – любил выпить больше, чем можно. В работе это был его единственный недостаток – трудился хорошо, мои задания выполнял  быстро и чётко.
Однажды на элеваторном хранилище, рассматривая остатки партий деталей, наткнулся на две замаскированных бутылки вина. В пересменок вызвал к элеватору обоих помощников – Сашу Борисенко  и Изю. Увидев бутылки, я изобразил неподдельное изумление:
– Ой, мужики, у нас клад!
– Тогда нам двадцать пять процентов, как нашедшим,  – обрадовался Борисенко, тоже не дурак выпить на халяву. Но Изю такой поворот дела не устраивал и делиться «кладом» ни с кем не собирался:
– Это моё хозяйство, мужики, – хмуро сказал Изя.
– Хорошо, Изя, раз твоё, то бить бутылки не буду, но заберёшь в конце смены,
Хотя Изе не понравилось, что я ему испортил обеденный банкет, но вынужден был согласиться. После этого эпизода он зауважал меня по всем габаритам.
Так вот. Увидев Изю я заорал:
– Изяааа! Киииллер!
Люди кругом – это я заметил уголками глаз,  стали не то чтобы разбегаться, но как-то незаметно растворялись в пространстве, а Изя ускорил шаг. Перебежав улицу в неположенном месте, я помчался следом. За вторым поворотом Изя резко схватил меня за плечо – он был на полголовы выше:
– Жека, ты что – с дуба рухнул? Что ты орёшь на всю улицу: киллер, киллер?  Не знаешь, в какое время живём? Но встречу надо отметить – внезапно подобрел, увидев, как я роскошно выгляжу, одетый во всё импортное:
– Питьё с тебя, а закусон… – тоже с тебя.
Мы отоварились в «синем» (здание было синего цвета – за это и получило кличку) продовольственном магазине, перешли дорогу и мимо театра Якуба Коласа по мосту через Двину поспешили на улицу Кирова, где в одном из переулков жил Изя.
В квартире моего приятеля было не убрано – Изя давно развёлся и за порядком не следил. Сказал, что иногда приходит уборщица, по совместительству любовница, хотя я предположил, что наоборот, но промолчал. 
Убрали всё со стола. Открыли бутылку, на наклейке которой аляповато красовалось «Коньяк белорусский». Я нехорошо подумал об этом коньяке, но опять промолчал. Выпили за дружбу между нашими странами, за общих друзей, живых и умерших.
Изя захмелел и начал жаловаться на жизнь и особенно на фамилию:
– С работы уволился. Подрабатываю в ЖЭКе.  Сантехником. Придёшь на вызов, скажешь – сантехник Киллер – матерятся и в милицию звонят. Братки приходили, интересовались: мол, спец или фамилией фасонишь. А если какого-то где-то бизнесмена прихлопнут, то участкового прессуют – мол, только в твоём районе киллер живет – сходи, поговори, обыщи…
А он, блин, когда приходит, только заначку находит, и мы её вдвоём приговариваем. Вот тайны следствия какие. Кстати, участковый предложил поменять фамилию. И типа мне комфортно будет, и ему спокойнее. Сказал, что в паспортном бюро договорится. Только не знаю как лучше – то ли Каллер, то ли Куллер, то ли Коллер.  Всё фигово звучит. Ну не с моей же мордой брать фамилию Иванов-Петров-Сидоров.
– Это идея,  – ви-до-из-ме-нить фамилию,  – с пьяных глаза я еле выговорил это слово, но на Изю его торжественность произвела  впечатление. Но, Изя, почему ты меняешь вторую букву? А замени первую. И чтоб звучно было. Как и киллер!
– Ну уж куда звучнее! И что присоветуешь?  – грустно вздохнул собутыльник.
А замени-ка букву «К» на «Ш». Будешь Шиллер. Это ж был известный на весь мир писатель!
– Что уже сыграл в ящик? – напряжённо  спросил Изя.
– Да, давно умер!   Даже – очень давно.
– Что?  И тогда были бандюганы?  – нецензурно выругался Изя. Приличному человеку пожить не дали. А что он сочинял, Жека?
– Рассказы, пьесы. Кино смотрел про Вильгельма Телля? Это его пьеса.
–  Это который в яблоко на голове стрелял?
– Точно!
– Это классный писатель. Согласен. Уговорил. Поменяю фамилию. Давай обмоем Изю Шиллера.
Мы прикончили спиртное и я, пошатываясь, встал из-за стола. Изя посадил меня в автобус, и я поехал к друзьям на ночёвку.
И вот через год получаю по электронной почте письмо, адрес которой мой приятель раздобыл у друзей-литераторов:
Привет Жека. Как я признателен тебе за фамилию. Раньше стоило произнести – народ вздрагивал, а теперь смотрят с уважением, а иногда и спрашивают, не родственник ли я того, который придумал по яблокам на голове стрелять. А главное, после того, как поменял фамилию, стал вдруг сочинять рассказы. Иногда со стаканчиком вина, не без того. Хороший напиток вдохновляет.  Освоил компьютер, купил принтер.  Родня хвалит – говорят – интересно пишешь. Хожу по редакциям – нигде не берут. А тут мне подсказали, что ты редактор какого-то журнала в Израиле, Может, напечатаешь пару моих рассказиков, чтобы я чувствовал себя настоящим писателем? А приедешь, обмоем это дело. Твой друг Изя Шиллер.


И вспомнилась мне песенка из мультика про капитана Врунгеля:

Имя вы не зря даёте,
Я скажу вам наперёд
Как вы яхту назовёте,
Так она и поплывёт.
Евгений

ПОЭТ NEXT



В эти дни, в минуты эти
средь людских несметных орд,
он живёт на белом свете
человетер-пчеловорд.
Ни кредитки, ни визитки,
ковшик на электроплитке,
ковшик там, где Млечный путь.
И висит на интернитке
вся его земная суть…
Евгений

ПОДАРОК

         
Под Новый год приехал старший сын.
– Папа, я хочу подарить тебе необыкновенную вещь.
– Ну что ещё может быть необыкновенней компьютера, – скептически улыбнулся я.
Сын достал красиво упакованную коробку, снял бумагу, и я разочарованно вздохнул:
– Ха… Часы электронные. Так их у меня в спальне и так пара стоит.
– А скажи – зачем тебе пара? – хитро улыбнулся сын.
– Ну когда лежу на левом боку – смотрю на те, что стоят слева на подоконнике, на правом – смотрю на те, что справа – у телевизора.
– А когда лежишь на спине? – ехидно спросил сын.
– Потолок вижу и маляров вспоминаю, что хреново покрасили – я подозрительно глянул на  сына – не за дурака ли он меня принимает.  
– Я считаю, что потолок тебе должен показывать время, – усмехнулся сын.
–  Может тебе лоб пощупать, – съязвил я.
Сын раскрыл коробку и вытащил часы.
– Уж не думаешь, сынок, что я привинчу их к потолку? – я покрутил пальцем у виска.
–  Зачем! Эти часы как Интернет – сообщают кучу данных кроме времени – давление, комнатную температуру, приёмник двухволновой, будильник стереофонический…  
– Ты думаешь мне это надо? – ещё раз ехидно я посмотрел на сына.
– Я думаю – надо, – спокойно ответил сын. – Ты видишь эту трубку сбоку – это проектор времени на потолок. Чтобы ты лёжа на спине на спине следил за временем. Ну и попутно функцию ночника выполняет.
Мы установили часы и подключили – эффект времени на потолке меня поразил.
Сын по воле случая уехал далеко, а цифры, показывающие время, напоминает о нём.
Сплю я чутко – иногда просыпаюсь: то коты за окном подрались, то бабахнуло где-то.
Открываю глаза и вижу алые цифры времени.
Это подобно Валтасаровой надписи, словно послание свыше, просочившееся сквозь белизну потолка: помни – мол, даже когда ты лежишь, время идёт и идёт и ничего с ним не поделать…
Евгений

Публикация в ЛГ

Накануне дня юмора по поручению клуба "12 стульев" взял интервью по скайпу у сына выдающегося людоведа и душелюба Евгения Сазонова-младшего, который оказался интересным собеседником и не лишённым чувства юмора.
Часть этой беседы опубликована на страницах "Литературной газеты".
Евгений

Рецензия в "ЛГ"

В "Литературной газете появилась рецензия на мою книгу прозы "ПроЗаЖизнь". Очень внимательно прочитала книгу критик Марианна Марговская, за что её огромное спасибо!

"...Длинная череда юмористических рассказов, продолжающая книгу, вновь переносит нас за рубеж и изобилует разнообразием сюжетов, раскрывая перед нами множество характеров и жизненных ситуаций. Легкая карикатурность персонажей и причудливое сочетание трагического и комического в описании русско-израильской эмиграции явно намекает на продолжение автором так полюбившейся после 90-х довлатовской традиции.
Но не только тема эмиграции привлекает внимание в этом сборнике. Важную роль, например, играют литературные портреты детей, которые Евгений Минин пишет по своим воспоминаниям в качестве школьного учителя. Так, например, цикл начинается с трогательного образа мальчика Ицика, который из хулигана и двоечника становится на глазах прилежным учеником только потому, что учитель сулит ему в присутствии отца большое будущее и «Нобелевскую премию». Эффект от такой «шоковой терапии» длится, конечно, недолго, но, главное, автор тем самым напоминает о том, как важна для ребенка похвала и как ему хочется, чтобы кто-то в него поверил, даже если это противоречит здравому смыслу… «Об учениках: или хорошо, или ничего, особенно если это маленькие дети», – шутит Евгений Минин, перефразируя известный латинский афоризм..."

https://lgz.ru/article/38-6705-18-09-2019/spayka-gorechi-i-yumora/
Евгений

Максим Бурдин о книге "ПроЗаЖизнь"

В руках я держу книгу "ПроЗАжизнь" израильского писателя Евгения Минина.
В России эта книга большая редкость, и мне посчастливилось стать ее обладателем.
Это сборник повестей и рассказов, основанных на воспоминаниях писателя,
подведение итогов, посыл будущим поколениям, исполненный легкой грусти и неподдельной иронии.
По уровню языка и искрометности рассказы Евгения Минина можно смело ставить в один ряд с лучшими образцами юмористической русской прозы.
В ряд с Довлатовым, Жванецким...
Что приятно и необычно - никакой антисоветщины.
Никакого высмеивания основ, никакой карикатуры.

Книга полна любви к нашей общей и нами навсегда утраченной Родине.


1.Бурдин
Евгений

Новые пародии на сайте "Лит.пародия"

Сегодня на сайте "Литературная пародия" пересёк отметку в 619 пародий. Но это ещё не всё.
Жду приглашения в книгу Гиннеса...:)
Читайте и улыбайтесь.


Банковское

Но Алла всех была дороже
И дорожает с каждым днем.

Игорь Иртеньев
Когда женился я на Алле,
То был ещё не очень стар,
Её почти за так отдали —
Забрали только гонорар.
Теперь не думаю о пьянке,
Я — верный муж, любимый зять.
И Аллочку хранил бы в банке,
Да где ж такую банку взять?!