Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ЖУРАФИК

Дэн спешил домой в приподнятом настроении – совет директоров утвердил его новый проект. Предстояла интересная работа, а в итоге и повышение зарплаты. Уже подходя к дому, он почувствовал сильный голод – заседание длилось долго, и он защищал свои идеи, как птица защищает птенцов.
Дома Дэн торопливо скинул пальто, достал из холодильника суп, подогрел в микроволновке и принялся за обед, переходящий в ужин. Но, зачерпнув ложку супа и собираясь отправить её в рот, вдруг увидел записку, на которой крупными буквами было выведено: «Хватит!!!!» И четыре восклицательных знака – автоматически подсчитал Дэн. Он был нумерологом и терпеть не мог чётные числа – обычно они предвещали неприятности.
От потрясения даже голод исчез.
– Как? Ушла?! Бросила?!! – застучала в висках ужасная догадка.
Ну да, вчера они с женой повздорили. Она подсела на передачу «Идеальный ремонт», и после каждого эфира в ее глазах читалось хищное желание изменить дизайн квартиры. Жена потом ходила по комнатам и всё прикидывала, что выкинуть и что купить.
Дэну было безразлично, какая мебель и какой дизайн вокруг. Главное, чтобы удобно. Да и денег на реконструкцию было жалко. Сын купил квартиру, влез в ипотеку – требовалось помочь парню. Тем более что у него ожидается пополнение. И дочка живёт со свекровью – разве это жизнь?
Дэн вспомнил свою собственную жизнь в одной квартире с тестём и тёщей – и от ужаса мурашки дружной стайкой пробежали по спине. Вообще, что человеку надо? Любимая жена и любимая работа. А дети – это как тот бизнес, когда вкладываешь всё, а доходов никаких. Выросли, разбежались. У них – своя жизнь, у нас – своя…
Может быть, жена обиделась на противодействие её планам сотворить идеальный ремонт в отдельно взятой собственный квартире?
А вообще-то – куда она могла уйти? Мысль о любовнике он отогнал сразу – не та она была женщина, чтобы любить на два фронта. Близких подруг тоже вроде не имела. Ну, конечно, таких, чтобы поболтать и обменятся новым рецептом, – этих навалом, но подруги-друга – такой он не знал.
А может, она сидит сейчас в парке возле дома и плачет от обиды?
Дэн накинул куртку и вышел на улицу.
В вечернем воздухе уже ощущалась осень. Было прохладно. Нежаркое солнце, как опытный пловец, готовилось нырнуть в неподвижную волну горизонта. Обойдя парк и, не отыскав жену, Дэн грустно побрел домой. У скамейки, неподалёку от входа в подъезд, валялась мягкая игрушка. Дэн прошёл мимо неё, но потом почему-то вернулся и поднял. Это был вроде бы жираф, но с крыльями.
– Ну и делают же нынче игрушки-ужастики для детей! Может, потому они такими бездушными и вырастают, что общаются с монстрами детской промышленности? Какая-то помесь жирафа с журавликом…
– Пусть будет Жирафик, – назвал Дэн непонятное изделие.
Он посадил брошенную игрушку на скамейку, сел напротив и задумался о прожитой жизни, чем, кстати, частенько занимаются мужчины среднего возраста, копаясь в своём эго и своих тайнах.
– Ну что, Журафик, бросили нас? – произнёс он с горькой усмешкой.
Журафик молчал. Да и что он мог сказать? У игрушек наших детей судьба нередко покруче человеческой. Это мы все знаем. Журафик молчал, и Дэн продолжил размышлять о жене:
– Куда она пошла и где теперь бродит? Подумаешь, не согласился с ней! Хотя, может быть, она и права? А, Журафик? У меня – всё работа и работа, проекты и авралы. Новых хоромов купить не можем, а ей хочется перемен. И если невозможно кардинально изменить жизнь, то хотя бы мебель для разнообразия сменить стоит. Чего я, дурак, спорил?..
Дэн огляделся. Парк возле дома в последнее время преобразился. Появилась красивая детская площадка, круглая клумба и скамейки для пенсионеров.
А он, объятый своими идеями, бежал домой, не замечая ничего вокруг! Даже обедая, мысленно анализировал рабочий проект. А сама жизнь, нормальная, человеческая жизнь, текла параллельно, не пересекаясь с его – той, погружённой в программирование и, словно спрут, охватившей своими щупальцами все его мысли и чувства. Вот так любимая работа может превратиться в золотую клетку, из которой, кроме экрана монитора, ничего не видишь…
Заныло сердце. Вот ведь, жил, работал. И что в итоге? И – ничего… Видимо, жена почувствовала это разочарование первая.
Дэн поднял взгляд на окна своей квартиры и вдруг увидел зажженный свет. Сердце ухнуло куда-то в бездну.
Неужели?!!
Он сорвался со скамейки и, бегом преодолев два лестничных марша, влетел в квартиру.
Жена что-то делала на кухне.
– Почему ты налил и не ел суп? Почему кастрюлю не поставил с холодильник? – встретила она Дэна бытовыми вопросами.
– Ты… вернулась? – неуверенно произнес тот, словно не слыша вопросов жены. – Ты – вернулась?!!
– Не поняла. Почему я не должна была вернуться? Я же тебе написала…
– Да, ты написала «хватит!!!!» Четыре
восклицательных знака! Это словно крик. Как я должен был это понять?
– Милый мой, у тебя от работы гигабайты в мозгу скисли, – женщина, смеясь, протянула мужу записку. – Тут написано: «Ушла в мебельный. Кажется, денег хватит!!!!» «Хватит» не поместилось на листочке, пришлось перенести на обратную сторону. Я посмотрела, у нас на счету скопилась достаточная сумма, чтобы сделать в квартире «идеальный ремонт». Надеюсь, ты не против?
– Да, ты права, – пробормотал, теребя записку, Дэн. Как это он не догадался перевернуть лист бумаги? – Думаю, давно пора навести в квартире порядок.
Он вздохнул и медленно опустился на стул.
– Всё вокруг обновляется, а мы живём в одном и том же микрокосме уже второй десяток…
Жена странно посмотрела на Дэна и встала позади, положив ему руки на плечи. Было слышно, как на стене тикают часы, подаренные на свадьбу.
Вдруг Дэн подскочил – он вспомнил брошенного на скамейке Журафика!
– Извини, – кивнул он жене, – я на минутку. Надо сказать пару слов «приятелю».
Опять – бегом два лестничных пролёта, в обратном направлении. Он решил, что заберёт Журафика к себе, но того на скамейке не оказалось.
Сумерки плавно впитывались в уже прохладный воздух. В конце аллеи виднелся силуэт женщины с девочкой, которая что-то держала в руке.
– Наверное, это Журафик, – облегчённо подумал Дэн. – Пусть и у него всё будет в порядке.
Евгений

ВЕРИГО

Я родился в маленьком городке Невель, располагавшимся на берегу большого озера, которое тоже называлось Невельским.  Город был сначала Великолукской, а потом Псковской области до войны в основном с еврейским населением делился на два района – «Амур» и «Америка». Уж не спрашивайте, почему так назвали. Район «Америка» до войны, я полагаю, считался  центром города. Там был дом бабушки с дедушкой, там родилась мама. Дом уцелел, как рассказали соседи, но приехали люди из соседней деревни, разобрали дом по брёвнышку, увезли к себе в деревню и там собрали. Не рассчитывали, что эта еврейская семья вернётся. От дома остались каменные сваи, потому что иногда речка Еменка, вытекающая из озера и являющаяся как бы границей между двумя районами затапливала эти низины при половодье. Да так затапливало, что от автобусной остановки до домов людей отвозили на лодках. Речка была маленькая да удаленькая. После войны мамины родители купили полдома уже на «Амуре» на улице Октябрьской. Позади нашего дома было польское кладбище, обнесённое кирпичной беленой стеной с арочными воротами. Потом там выкорчевали красивые гранитные плиты, и на образовавшемся пустыре разместилась автобаза. На этой песчаной улочке прошло моё детство. Летом по ней ездили на телегах, а зимой – на санях, свозя молоко на Молочно-консервный комбинат из ближайших деревень. На комбинате вырабатывали молочные продукты и, конечно же, – мороженое. Поэтому больше всего мы, будучи школьниками, любили ходить на экскурсии туда, где у нас была возможность вдоволь полакомиться мороженым и сухим молоком.
Район активно застраивался частным жильём. Параллельно нашей улице шла улица Гвардейская. Она была классом выше моей улочки – это была уже булыжная мостовая. После катания по ней на велосипеде, так отбивалось «мягкое место», что полдня сидеть было больно. Между двумя этими улицами находилось православное кладбище с действующей церковью Святой Троицы. А поскольку наш дом был первым на улице, то он находился напротив кладбища.
Кстати, местоположение дома очень помогло местным старикам-евреям.  Ранее они снимали маленькие дома, где устраивали импровизированные синагоги. Но, через какое-то время бдительные соседи сообщали куда надо о обнаружении нового сионистского логова. Приезжала милиция, все разрушала, никого, правда, не арестовывали, только предупреждали стариков, чтобы  больше трёх не собирались. Но как не больше трёх, если для общей молитвы нужно десять евреев – миньян, а на идиш миньян звучал как минин. Так вот что старики придумали: в глубине нашей улицы сняли халупку и глубоко законспирировались. Если кто-то из заезжих евреев хотел помолиться, то его посылали на улицу Октябрьскую – мол, это где-то там. А на улице верующий спрашивал у первого прохожего: «А где тут минин?», и ему сразу указывали на наш дом. Ну а мы-то знали точный адрес – мой дед был верующим человеком, хабадником и активным участником в жизни подпольной синагоги. Когда мне исполнилось тринадцать лет, то дед меня нанимал за двадцать копеек сидеть в миньяне, если не хватало людей на десяток. Правда, я там читал книгу, а не молился – главное там было не участвовать, а присутствовать.  Да и двадцать копеек на улице не валялись.

Но я отвлёкся. Однажды, во время болезни, глядя в окно, я увидел чёрную точку, ползущую по засыпанному снегом кладбищу. Первое, что  пришло в голову – привидение. Вечером рассказал отцу. Тот засмеялся:
Какое это привидение. Это Вериго бродит.
А кто это?
Несчастный человек. Пьяница.
А что он там делает?
Видимо, ночует в склепе.
Меня передёрнуло от ужаса – мы как-то с мальчишками залезли в этот склеп. Там были скамеечки возле плит – но даже днём было страшновато. Вторую попытку на подобное путешествие мы не предпринимали.

Вериго, по нынешним понятиям был бомж, и являлся одной из легенд города. Нигде официально не работал и не числился. Просто ходил по дворам:  кому дров напилить, кому – огород вскопать.  Заработанное тут же пропивалось. Напившись, Вериго не проявлял никакой агрессии, любил сидеть, прислонившись к кладбищенскому забору, и философствовать. Говорят, что когда-то был бухгалтером. Видимо, он чувствовал в бабушке коллегу, которая тоже когда-то работала в бухгалтерии и та придумывала для бродяжки работу из жалости к коллеге, щедро оплачивала и уговаривала пойти в магазин купить обувь. Вериго обещал пойти в магазин, но шёл не в обувной, а в винный.
Первый звонок прозвенел, когда однажды зимой, хорошо «поддав для сугреву» несчастный уснул на снегу. Вызвали «скорую помощь», думали – всё, «сыграл в ящик» бомж. А через неделю Вериго уже опять бродил по кладбищу, расчищал дорожки в сугробах к домам и смеялся:

Мужики, я никогда не замёрзну. У меня же уже вместо крови внутри течёт спирт. Так что – не волнуйтесь. Я – бессмертный, потому что уже проспиртован насквозь.
По слухам, идея ещё раз проспиртовать Вериго, пришла в головы руководителям нашего Невельского мед.училища. Эту новость рассказала мать, работавшая зубным врачом в поликлинике, попутно читавшая лекции будущим медсёстрам. Зная, что у Вериго нет родни, был составлен договор, согласно которому Вериго завещал свой труп училищу в качестве учебного пособия, а соответственно училище обязалось платить определённую сумму ежемесячно. Видимо, предполагали, что после воспаления лёгких долго не протянет. Но шло время. Вчерашние первокурсницы закончили училище, а пьяница всё жил и жил. Прошло лет пять, а то и более. Новое руководство медицинского заведения, устав ждать и потеряв терпение, в ожидании смерти пьяницы, расторгло договор, чем расстроило Вериго – потерять такой доход никак в его планы не входило. То ли это было на самом  деле, то ли на уровне слухов – доказать сложно. В общем, Вериго не унывал – продолжал пилить дрова и копать огороды – старался заработать как мог на выпивку.
После восьмого класса  я поступил в Витебский техникум и уехал из города, бывая дома только на каникулах.  Когда я уезжал, Вериго ещё был жив. Домой я приезжал урывками и больше эту легенду Невеля больше не видел. Возможно, его и похоронили на кладбище, на котором он прожил остаток своей жизни. 
Евгений

ИЗЯ КИЛЛЕР

Все знают выражение  Антона Павловича: В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа и мысли. Мне так хочется добавить: и фамилия. Всё-таки красивая фамилия влияет на modus vivendi человека. Ведь выдумал же Достоевский фамилию Родиону, убившему старушку, Раскольников, а не скажем, Тихонов или Добролюбов. Конечно, бывают исключения  из правил, но вот вам история, финала которой даже я, любитель фантастики, не смог предвидеть… 

Через пять лет, после того, как я репатриировался в Израиль, всё-таки решился навестить город, откуда уехал, и который уже находился в стране с другим названием, поскольку колосс под названием СССР развалился на отдельные буковки.
Так вот. Иду из гостей по тротуару, а на противоположней стороне улицы с импозантным видом и целлофановым мешком бредет Изя Киллер. Коллега, с которым долгое время работал на часовом заводе. У Изи, работавшим моим помощником, была нехарактерная еврейская черта – любил выпить больше, чем можно. В работе это был его единственный недостаток – трудился хорошо, мои задания выполнял  быстро и чётко.
Однажды на элеваторном хранилище, рассматривая остатки партий деталей, наткнулся на две замаскированных бутылки вина. В пересменок вызвал к элеватору обоих помощников – Сашу Борисенко  и Изю. Увидев бутылки, я изобразил неподдельное изумление:
– Ой, мужики, у нас клад!
– Тогда нам двадцать пять процентов, как нашедшим,  – обрадовался Борисенко, тоже не дурак выпить на халяву. Но Изю такой поворот дела не устраивал и делиться «кладом» ни с кем не собирался:
– Это моё хозяйство, мужики, – хмуро сказал Изя.
– Хорошо, Изя, раз твоё, то бить бутылки не буду, но заберёшь в конце смены,
Хотя Изе не понравилось, что я ему испортил обеденный банкет, но вынужден был согласиться. После этого эпизода он зауважал меня по всем габаритам.
Так вот. Увидев Изю я заорал:
– Изяааа! Киииллер!
Люди кругом – это я заметил уголками глаз,  стали не то чтобы разбегаться, но как-то незаметно растворялись в пространстве, а Изя ускорил шаг. Перебежав улицу в неположенном месте, я помчался следом. За вторым поворотом Изя резко схватил меня за плечо – он был на полголовы выше:
– Жека, ты что – с дуба рухнул? Что ты орёшь на всю улицу: киллер, киллер?  Не знаешь, в какое время живём? Но встречу надо отметить – внезапно подобрел, увидев, как я роскошно выгляжу, одетый во всё импортное:
– Питьё с тебя, а закусон… – тоже с тебя.
Мы отоварились в «синем» (здание было синего цвета – за это и получило кличку) продовольственном магазине, перешли дорогу и мимо театра Якуба Коласа по мосту через Двину поспешили на улицу Кирова, где в одном из переулков жил Изя.
В квартире моего приятеля было не убрано – Изя давно развёлся и за порядком не следил. Сказал, что иногда приходит уборщица, по совместительству любовница, хотя я предположил, что наоборот, но промолчал. 
Убрали всё со стола. Открыли бутылку, на наклейке которой аляповато красовалось «Коньяк белорусский». Я нехорошо подумал об этом коньяке, но опять промолчал. Выпили за дружбу между нашими странами, за общих друзей, живых и умерших.
Изя захмелел и начал жаловаться на жизнь и особенно на фамилию:
– С работы уволился. Подрабатываю в ЖЭКе.  Сантехником. Придёшь на вызов, скажешь – сантехник Киллер – матерятся и в милицию звонят. Братки приходили, интересовались: мол, спец или фамилией фасонишь. А если какого-то где-то бизнесмена прихлопнут, то участкового прессуют – мол, только в твоём районе киллер живет – сходи, поговори, обыщи…
А он, блин, когда приходит, только заначку находит, и мы её вдвоём приговариваем. Вот тайны следствия какие. Кстати, участковый предложил поменять фамилию. И типа мне комфортно будет, и ему спокойнее. Сказал, что в паспортном бюро договорится. Только не знаю как лучше – то ли Каллер, то ли Куллер, то ли Коллер.  Всё фигово звучит. Ну не с моей же мордой брать фамилию Иванов-Петров-Сидоров.
– Это идея,  – ви-до-из-ме-нить фамилию,  – с пьяных глаза я еле выговорил это слово, но на Изю его торжественность произвела  впечатление. Но, Изя, почему ты меняешь вторую букву? А замени первую. И чтоб звучно было. Как и киллер!
– Ну уж куда звучнее! И что присоветуешь?  – грустно вздохнул собутыльник.
А замени-ка букву «К» на «Ш». Будешь Шиллер. Это ж был известный на весь мир писатель!
– Что уже сыграл в ящик? – напряжённо  спросил Изя.
– Да, давно умер!   Даже – очень давно.
– Что?  И тогда были бандюганы?  – нецензурно выругался Изя. Приличному человеку пожить не дали. А что он сочинял, Жека?
– Рассказы, пьесы. Кино смотрел про Вильгельма Телля? Это его пьеса.
–  Это который в яблоко на голове стрелял?
– Точно!
– Это классный писатель. Согласен. Уговорил. Поменяю фамилию. Давай обмоем Изю Шиллера.
Мы прикончили спиртное и я, пошатываясь, встал из-за стола. Изя посадил меня в автобус, и я поехал к друзьям на ночёвку.
И вот через год получаю по электронной почте письмо, адрес которой мой приятель раздобыл у друзей-литераторов:
Привет Жека. Как я признателен тебе за фамилию. Раньше стоило произнести – народ вздрагивал, а теперь смотрят с уважением, а иногда и спрашивают, не родственник ли я того, который придумал по яблокам на голове стрелять. А главное, после того, как поменял фамилию, стал вдруг сочинять рассказы. Иногда со стаканчиком вина, не без того. Хороший напиток вдохновляет.  Освоил компьютер, купил принтер.  Родня хвалит – говорят – интересно пишешь. Хожу по редакциям – нигде не берут. А тут мне подсказали, что ты редактор какого-то журнала в Израиле, Может, напечатаешь пару моих рассказиков, чтобы я чувствовал себя настоящим писателем? А приедешь, обмоем это дело. Твой друг Изя Шиллер.


И вспомнилась мне песенка из мультика про капитана Врунгеля:

Имя вы не зря даёте,
Я скажу вам наперёд
Как вы яхту назовёте,
Так она и поплывёт.
Евгений

ГЛОРИЯ

   Однажды, когда у меня образовалось в несколько дней «окошко» в школе – совпали праздники и выходные, я шутливо намекнул жене, что на эти несколько дней можно даже слетать в Венецию. Ну, моей жене только намекни. Через несколько часов были куплены билеты, заказана гостиница в пригороде Венеции, и на следующий день мы полетели через Прагу в город моей мечты.
Расположились в городке Местре, в уютной двухэтажной гостиничке «Триест». Она находилась напротив вокзала, так что оттуда любой электричкой за два евро в сторону Венеции в течении пяти минут мы оказывались на Венецианском железнодорожном вокзале. Совершенно случайно поездка пришлась на день рождения одного из моих любимых поэтов – Иосифа Бродского. Поэтому первое, что мы сделали, это поплыли на вапоретто на Сан Микеле – кладбище-остров, где похоронен поэт. Несколько дней промчались неописуемо быстро. Мы гуляли по городу, словно пили ароматное вино, наслаждаясь и восхищаясь.
   И вот он последний день – расставание с волшебным городом-легендой. Мы идём в сторону центра, площади Святого Марка. Марк Цукерберг, владелец фейсбука, к этому святому не имеет никакого отношения. Идём с целью доморощенных туристов – купить себе и друзьям сувениров на память.

– Ты знаешь, – сказал я жене,  шагая по запутанным улочкам Венеции, – итальянцы как нация вырождаются. Если мужики – жгучие брюнеты, то женщины – ты только посмотри – шатенки, русые и, о ужас, даже симпатичные блондинки...
     – А что – в итальянской семье не могут рождаться альбиносы? – не оценила моё любопытство жена
–   Могут – печально съязвил я, – если итальянская семья – шведская.    
– Боже мой, – вздохнула жена, – что ты на женщин смотришь – смотри на мужчин, учись модно одеваться и выглядеть, как денди.
Я обиженно замолчал. За разглядывание мужчин даже в Италии можно схлопотать по физиономии. И вообще – ехать в Венецию, чтобы разглядывать мужиков? Брррр…
Вышли на Сан-Марко. Я продолжал ворчать, что продавщицы в киосках, в которые мы заходили, похожи на кого угодно, только не на итальянок.  Ничего не купили.
     Уже теряя надежду, заглядываем в последний киоск. Непохожесть на итальянку продавщицы – юной белобрысой голубоглазой сеньоры, совсем рассмешила меня.

– Ты посмотри на неё, – обратил внимание жены – разве это итальянка??
– Смотри сам, – огрызнулась жена, – это по твоей части рассматривать красивых женщин. Небось, и зрение из-за этого потерял.
– А что вам здесь не нравится? – на чистом русском поинтересовалась продавщица, вводя меня в ступор.
– Мало того, что она непохожа на итальянку, она ещё и говорит по-русски, – ошарашено обратился я к жене и повернулся к продавщице:
– А откуда вы?
– Я из-под Минска!
– Мало того, что она не похожа на итальянку, говорит по-русски, она ещё и наша землячка, –сообщил жене потрясшие меня факты и снова поинтересовался:
– А как вас зовут, милое дитя?
– Меня зовут Глория!
Мне кажется, что я брежу. Всё-таки тяжело переносить лавину впечатлений в конце путешествия, когда кажется, что в голове нет места для новых впечатлений.
– Мало того, что она не похожа на итальянку, говорит по-русски, также наша землячка, так её и зовут Глория – сообщил всю информацию жене,  которая уже не обращала внимания на моё общение с очаровательной сеньоритой.
Как было не купить у обаятельной продавщицы хоть чего-нибудь?  Так и был куплен у Глории  венецианский колокольчик, который был назван Глорией, и с которого началась моя коллекция колокольчиков. Ну и незаметно от жены взял её электронный адрес – мало ли что…
       Изредка переписываясь, я узнал историю появлении на свет Глории. В смысле, как девушка из Белоруссии превратилась в Глорию. Её отца, офицера, служба бросала по всему огромному Союзу. Он служил в Берлине, в Туркмении и на монгольской границе. Там, в небольшом городке  Сретенске, он влюбился, женился, и в молодой семье  родилась девочка.  И назвали её…. нет, не Глория. Её назвали в честь бабушки отца – Галей.

Выйдя в отставку, отец нашей героини обосновался в Минске. Галя начала учиться в Минском университете на факультете иностранных языков. На уроках испанского языка выяснилась конфузная вещь (о простите меня все Галины в мире): оказалось, что имя «Галина» с испанского «gallina» переводится как «курица». Не мне говорить, как наша героиня стала стесняться своего имени. Да и какой девушке приятно, когда её зовут курицей.  И тогда Галя решила в  своё двадцатилетие поменять имя, а, возможно, и судьбу. И выбрав имя Глория, что в переводе означало «Слава», она взялась за титаническую работу. Между Минском и Сретенском более семи тысяч километров. Надо было менять все документы, объяснять причину изменения имени  чиновникам, чтобы внести изменения в свидетельство о рождении и прочие документы. Желание изменить имя было настолько сильным, что она преодолела все чиновничьи препоны.
Глория поняла, что имя человека связано с его судьбой прочными невидимыми нитями и верила, что изменив имя, она изменит и судьбу. Неудивительно, что так оно и произошло. А съездив туристкой в Венецию, Глория поняла, что нашла город, в котором хотела бы жить. Окончив Минский университет, Глория стала искать возможность продолжить обучение в Венеции. И нашла!  Был набор на совершенствование в Венецианский институт  Ка Фоскари, и о чудо, прошла конкурс и её приняли!
А потом потекла обычная жизнь. Вышла замуж за итальянца. Когда же  родилась дочь – коренная венецианка, то девчушка получила имя, которое может украсить любую женщину – Ева. Да и саму Глорию теперь с полным основанием можно называть венецианкой. Она – один из лучших гидов в Венеции. Желающим полюбоваться красотами Венеции Санта Лючии, обращайтесь ко мне, я вам дам координаты героини этого рассказа.

P.S. В еврейской традиции есть такое, когда меняют имя, чтобы изменить судьбу. Оказывается, и в других традициях это тоже действует. А жена, прочитав рассказ, обратила внимание, что у нас тоже итальянские имена. Хотя мы были названы в честь бабушек и дедушек, но щеголять еврейскими именами в пятидесятые годы как-то не было принято. Как-то в очереди во время карантина надо было записываться по именам, поскольку в магазин пускали ограниченное количество людей. Стояли все вместе – репатрианты из России, арабы, израильтяне.
  
Запишите нас! – крикнул я девушке с тетрадкой. – Евгений и Стелла!
Очередь на мгновение затихла, а потом женщина на исто русском языке выдохнула:

    Это ж надо – как красиво!   



Глория  
Евгений

Андрей Коровин

http://magazines.russ.ru/ural/2016/6/v-nebesnom-kruge.html






БОЖЬЕКОРОВИНСКОЕ




упала божия коровка
и чувствует себя неловко
она упала на меня
в разгаре трудового дня

                               Андрей Коровин

Collapse )



упала божия коровка
и я почувствовал неловко
в разгар средь бела дня
такая падает фигня
скажу без всяческих уловок
мне этих божьих жаль коровок
и заявляю как москвич
пусть лучше падает кирпич

Шарж

Илья Леленков

http://magazines.russ.ru/nov_yun/2015/3/6l.html






ЭМЧЭЭСНОЕ



приходит смс от мчс –
товарищ, не ходите с бабой в лес

                                       Илья Леленков

Collapse )

я с бабами ходил порою в лес –
они ко мне имели интерес
одной я почитал в лесу стихи,
конечно, рифмы были там плохи
и эта баба запылала так,
что загорелся сразу же сушняк,
потом меня поймало мчс –
по бегу я, увы, не кмс,
теперь, когда на баб нахлынет блажь,
для чтения стихов иду на пляж


Евгений

Ксения Дьяконова

http://magazines.russ.ru/zvezda/2014/9/3dja.html
Я поинтересовался творчеством Ксении Дьяконовой.
Десять лет назад с надеждой писал о ней Кушнер: "Я желаю стихам Ксении быть подхваченными большим поэтическим приливом".
К сожалению, за десятилетии у Ксении произошёл большой поэтический отлив...   По крайней мере - мне так кажется...


ПОДКОПЫТНОЕ



Моей лучшей подруге приснилось вчера,
что она родила ребенка с козлиным копытом.
Ну а мне, почему мне снится всегда мура?
Что-то связанное с безденежьем или бытом…

                                                       Ксения Дьяконова


Collapse )

Снятся лучшим подругам чудесные сны,
что рожают ребёнка с копытами или рогами.
вот когда бы все были бы возбуждены,
всем бы радость была, а особенно маме.

Почему же мне снится мне снится такая мура?
Строки всякие разные в романтическом ритме избитом?
И поверьте, не знаю, что лучше рожать мне с утра –
то ли пачки стихов или может, ребёнка с копытом?


Евгений

Бойкот Макдоналдсу в Израиле или когда нужна поспешность

Оригинал взят у sid75 в Бойкот Макдоналдсу в Израиле или когда нужна поспешность

Пару дней тому назад получила по почте призыв бойкотировать Макдоналдс и разместила этот призыв у себя. Мне написали, что это никем не подтверждено, что доллар с покупки - не может быть, и вообще, "не зная броду, не сунься в воду".
А действительно, чего это я спешу? Сама ведь учу не поддаваться поспешно эмоциям, - подумала я и сняла свой пост.
НАПРАСНО СНЯЛА, как оказалось! Потому что ВОТ ЧТО ВЫЯСНИЛОСЬ:

"Что общего между крупнейшей сетью быстрого питания и анти
израильскими настроениями в ближневосточном конфликте? ..вот что -
распоряжением руководства Макдональдс сеть в Израиле не принимает
участия в акциях в поддержку солдат ЦАХАЛа и не устраивает скидок для
солдат ..сеть не признает израильского суверенитета на Голанах, в
Иерусалиме и на территории Иудеи и Самарии и не работает там. И
наконец самое главное - сеть жертвует один доллар с каждой порции
сектору газа, то есть каждый, кто покупает порцию в Макдональдсе -
спонсирует ХАМАС". Такое объявление появилось сегодня во всех
соцсетях. Я сначала с большим недоверием к ему отнеслась и решила
поискать побольше информации в интернете. И то что я нашла, напрочь
отбило у меня желание покупать что-либо в этом заведении
фастфуда.Оказывается, израильский владелец сети - доктор Омри Падан (
президент компании Алонйаль Лимитэд, местного представителя
Макдональдс) один из отцов-основателей леворадикального движения
"Шалом ахшав" и он же его главный спонсор. Напомню, что в прошлом году
разразился громкий скандал с отказом доктора Падана открыть филиал в
строящемся новом каньоне города Ариэль, который находится за так
называмой "зеленой чертой". Сам Падан отказался давать интервью СМИ,
но его офис послал короткий ответ: “Это всегда было политикой доктора
Омри Падана, относясь к решению не открывать рестораны в Ариэле,на
Голанских высотах, которые Израиль захватил у Сирии в 1967 или даже в
восточном Иерусалиме, который также захватил Израиль". Зато Ярив
Оппенгаймер, который возглавляет движение "Шалом ахшав" заявил в
интервью СМИ: "“В каждой демократической стране все имеют право
решить, где жить и где открыть его бизнес, Падан не хотел принимать
участие в деятельности поселенцев. Он думает, что "поселенчество"
разрушительно для Израиля, и мы соглашаемся”. McDonald's: сеть
отказалась открывать "на оккупированных палестинских территориях" свой
филиал. О причине отказа пресс-служба транснационального гиганта
высказалась лаконично, но твердо: "Речь идет о политике, проводимой
доктором Омри Паданом уже с давних пор". Когда это стало известно, в
сети Facebook сразу же появились призывы бойкотировать продукцию
американского концерна, возглавляемого леворадикальным израильтянином
.Даже появился слоган "Я тоже ничего не покупаю в McDonald's". По
поводу решения компании не открывать своего филиала в Ариэле,
высказался и мэр города Элиягу Шавиро: "Абсолютно абсурдная ситуация.
Стыд и позор. В это просто невозможно поверить. Я считаю, что решение
McDonald's отказаться открыть свое отделение--это полный идиотизм. В
Рамалле (Палестинские территории-прим. мои) свой ресторан они
открыли". А глава регионального Совета Самарии Гершон Месика добавил:
"Компания McDonald's бойкотирует тем самым не Ариэль, а 700000
человек, проживывающих в Иудее и Самарии, т.е., 10% населения
Израиля", и призвал всех в ответ бойкотировать McDonald's. Но решать-
покупать ли нет-каждый будет для себя сам. А я для себя уже решила."

Вот теперь с чистой совестью повторяю: БОЙКОТИРУЙТЕ МАКДОНАЛЬДС.
Ведь его израильские владельцы сидят за спиной моего внука и всех остальных детей, которые сейчас воюют в рядах ЦАХАЛа.

Евгений

Борис Хосид

http://magazines.russ.ru/neva/2013/12/1x.html

Замечательный предновогодний подарок получили пародисты всего мира
в виде поэтических подборок в журнале "Нева" №12.
Налетайте, коллеги!

---------------------------------------------------------
По данной цитате у меня вопросы к читателю:
1.По чему гулял автор - по бахроме или аллее?
2.Кто был в полусне - автор или пёс?
3. А как правильно - "со псом" или "с псом"?
Извините, что заморочил голову.


ПРОГУЛОЧНОЕ



Бахрома березовой аллеи
Виснет вдоль Приморского шоссе.
Я по ней, жену свою жалея,
С псом гуляю утром в полусне.

                                          Борис Хосид

Collapse )

С личным псом гуляю по аллее,
По шоссе в каком-то полусне.
Пёс от моциона будет злее,
Не позволит бить меня жене,
Разбивать ненужную посуду –
Пёс меня спасёт от всяких бед.
А жену выгуливать не буду –
С нею прогуляется сосед
.


Евгений

Тайны семейной жизни

На сороковом году совместной без скандальной жизни я вдруг заметил,
что жена в общении со мной не пользуется императивами - только вопросами.
Диалоги у нас такого типа:


- У нас, что - кончилось оливковое масло?
- Да, завтра куплю..
- А ты сможешь?
-----------------------------------
- Сколько дадим сыну на ДР?
- Все равно дашь сколько ты хочешь!
- Но спросить-то я должна или нет?
----------------------------------------------
- А чего напора нет горячей воды?
- Солнечная батарея потекла.
- А как мы жить будем?
-------------------------------------------------------

Может в этом спрятана какая-то тайна?
-------------------------------------------------------
P.S. Кстати, чтобы диалоги не зависли в воздухе - только что вернулся из магазина с оливковым маслом, солнечную батарею заменили вчера, а сколько дала сыну - не знаю до сих пор - матери виднее, сколько давать...